Интервью с директором медресе «Аль-Фатиха» Рамиль-хазрат Фатхуллиным.

Мы, учащиеся, очень рады и довольны, что получаем необходимые религиозные знания в прекрасном медресе «Аль-Фатиха» при Мемориальной мечети города Москвы, где длительное время его директором является очень уважаемый нами, постоянно заботящийся о медресе, о замечательных преподавателях, работающих здесь, а также о нас, учениках – Рамиль-хазрат Фатхуллин. С его разрешения мы хотели узнать о нем побольше, и подготовились к интервью с ним.

Ассаляму алейкум уа рахматулЛахи уа баракятух, уважаемый Рамиль хазрат. Слово «директор» у нас ассоциируется с человеком очень строгим, ответственным. И нам хотелось бы сломать эти стереотипы. Вы длительное время в должности директора медресе «Аль-Фатиха». Нам хотелось бы узнать больше о Вас и об этой сложной, ответственной работе. Можно ли Вам задать несколько вопросов?

Рамиль-хазрат: — Да, с радостью отвечу.
Вопрос: — Хотелось бы начать с того, как вы достигли статуса директора?
Рамиль-хазрат: — Изначально, что явилось причиной — мое обучение здесь в России, в Казани, где я начал учиться в воскресной школе, учился 2 года. Затем направление на курсы повышения уровня знаний в Пакистане, именно школа изучения и чтения Корана. Побыв там чуть меньше года, вернулся в Россию, где была практика в деревни. Мы ходили с деревенским муллой, проводили мусульманские ритуалы: чтение Корана, погребение, молитвы. Затем, спустя год, Духовное Управление мусульман, тогда председателем был Равиль хазрат Гайнутдин. Он сам выходец из этой деревни: там родился, вырос, поднялся в изучении заповедей Всевышнего и достиг этого поста. Заметив меня, направил учиться в Сирию. Проучившись там чуть больше года, пришел призыв из Саудовской Аравии. Призывались способные, имеющие возможность и желание учиться, и я перевелся и закончил институт арабского языка и религиозных знаний Саудовской Аравии. Затем я поступил в высший ВУЗ, но здесь нужны были кадры и именно знающие и способные работать, меня попросили работать директором медресе. Так я и остался на этом посту с 2005 года.

Вопрос: — Спасибо за ответ. А кем Вы хотели стать в детстве?

Рамиль-хазрат: — В детстве были разные цели, направления, в том числе и в спорте: футбол в большей степени, карате и разные виды. У нас была жизнь такая — в детстве было много разных спортивных секций, мы почти все посещали. Затем учеба, и как-то уже переключилась по течению вся жизнь. Я остался на этом пути — на пути Всевышнего. Достижение Его довольства должно быть стремлением каждого. На этой почве, на этой основе, на этом фундаменте мы «строим в дальнейшем наши замки и дворцы» в этой жизни.

Вопрос: — Рамиль хазрат, Вы самодостаточный, достигший многого в жизни человек, хотелось бы узнать какие изменения произошли в Вас по сравнению со временем до статуса директора?
Рамиль-хазрат: — Ну, как говорится, до совершенства далеко, для полной самодостаточности, высокого статуса. Благодарю Всевышнего за достигнутые результаты, успехи: где-то были подъемы, где-то не совсем высоко мы поднимались.

Конечно, каждый день что-то меняется, нужно стараться расти, достигать большего, добавлять что-то в свою копилку знаний, дел, успехов, ставить планки, достижения и достигать их. Ведь трудней всего приходится тем, у которых нет карьерного роста.

Вопрос: — Служили ли Вы в армии?

Рамиль-хазрат: — Время армейской службы мне пришлось на учебный процесс, потому что когда мне исполнилось 18 лет, в это время как раз пришли курсы, и я поехал в Пакистан. Там тоже была спортивная нагрузка, я там усердно занимался спортом: и в футбол играл, и карате. У нас был, так называемый, тренажерный зал. В студенческие годы у меня был синтез спорта. Мы соревновались в учебе. Среди нас были студенты с Кавказа, Азии и даже из России, порой, встречаясь, первым делом спрашивали друг у друга: «Ты ходил в спортзал?» — «да, ходил» – «значит, мне тоже надо пойти, чтобы не отстать».

Но это как более, чем компенсировало мою службу, я считаю. Я не был сторонником отклоняться от службы, но так как учился, вынужден был посвятить учебе этот отрезок времени.

Вопрос: — Каковы результаты Вашей деятельности в качестве директора медресе? Какие достижения? Что изменилось в медресе за период Вашего руководства?

Рамиль-хазрат: — Каждый год мы стараемся улучшать, вносить что-то новое, какие-то новые направления. Успехи: учитывая успехи на городских олимпиадах, по которым подсчитываем, определяем нашу успеваемость, то, что наше медресе одно из лучших, если не лучшее медресе Москвы. С другими регионами не приходилось сравнивать. Ну, даже по сравнению с ними, приходилось где-то понимать, что мы являемся лучшими, и по своим ученикам, по их поведению, по их успеваемости, учебе, по внешнему облику. Замечаем, что сами ученики меняются, увидев, какими они пришли и какими они стали, спустя несколько лет.

Вопрос: — Поделитесь, пожалуйста, каковы планы на будущее, перспективы медресе «Аль-Фатиха»?

Рамиль-хазрат: — Перспективы — учиться, преподавать, повышать уровень знаний, как учеников, так и учителей. Также мы проводим курсы квалификации для учителей. В каких-то глобальных сферах все возможно изменится. Пока что держимся на том уровне, какой есть, улучшаем на практике.

Вопрос: — Каким вы видите будущее факультатива «Юный журналист»?

Рамиль-хазрат: — Это новое направление, новый свет, скажем так, для других медресе и учебных заведений. Может быть вы в дальнейшем, когда вырастите — будете освещать не только нашу мечеть, медресе, наши успехи и жизнь, но и также успехи других медресе, чтобы они также росли, развивались и сотрудничали друг с другом ради нашей мусульманской общины. Ин ша Аллах, вы в свою очередь внесёте свой вклад в развитие, украсите нашу умму, оздоровите, ин ша Аллах, публикациями и статьями.

Вопрос: — Какие пожелания хотели бы Вы передать учащимся медресе «Аль-Фатиха» будучи его директором?

Рамиль-хазрат: — Конечно же обычные, простые вещи, стандартные: успешно учиться, стараться, закреплять пройденные материалы. Если сравнить мои годы обучения с сегодняшним, то обучение раньше в воскресных школах было, наверное, проще. Требования преподавателей были немного другие. Наверное, и программа была другая. Нет, учителя обладали знаниями: обучали намазу, читать «Фатиху» и другие маленькие суры из Священного Корана… Это были 90-е годы, как раз велась «перестройка», всё менялось непонятно куда. С развалом коммунизма, атеизм и религия стали свободны. Запрет мечетям и исламу отпал, и, как раз, когда открылись мечети, начали приезжать лагеря, арабы которые нас учили намазу. Мы просто «зубрили» транскрипции, не понимая смысла. Они, будучи арабами, не могли полностью довести до нас. У нас даже пословица была : «Проучился в медресе, ничего не понял.»(смеясь). Это были истоки после долгих советских лет. Да, мы «зубрили», учили, заучивали, и поэтому я говорю: наши ученики, закончив 2 года в медресе вполне могли бы успешно преподавать.

Ну и что же ещё пожелаю, 2 года наших обучения, как минимум, нужно достойно пройти, отдать должное этому своим вниманием, обучением, посещением, познаванием, сдачей экзаменов.

— Огромное спасибо за то, что уделили нам время. С вами было интересно провести беседу. Я хотела бы выразить, будучи ученицей этого медресе, благодарность за то, что у меня есть возможность учиться в прекрасном медресе, за то, что я могу получать знания о нашей религии. Ассаляму алейкум уа рахматулЛахи уа баракятух.

Смогли ли мы сломать стереотипы, не знаю, но точно знаю, что во время интервью перед нами сидел совершенно открытый, умный, интеллигентный, интересный, добрый и в меру строгий человек, который почти на равных с нами, также волнуясь, отвечал на наши вопросы. Вот такой наш директор – Рамиль-хазрат Фатхуллин.

Интервью вела: Алиева Марьям (факультатив «Юный журналист»,

руководитель Зифа Нуреева)

Еще нет комментариев.

Комментарии

Ваш комментарий